• RUB/USD
  • 0.00
  • 0.00
  • RUB/EUR
  • 0.00
  • 0.00
  • Золото
  • 0.00
  • 0.00
  • Платина
  • 0.00
  • 0.00
  • Brent
  • 0.00
  • 0.00

Госбанки обвинили экс-банкиров Шишханова и Беляева в сомнительных сделках

Экс-совладельцы Бинбанка и «Открытия» Шишханов и Беляев стали соответчиками по иску о мошенничестве к семье Минцев. Санированные ЦБ банки обвиняют их в спорных сделках почти на $1 млрд. Банкиры и семья Минцев претензии отвергают


Государственные банки «Траст» и «Открытие» объяснили появление трех новых ответчиков в своем иске о мошенничестве, поданном в 2019 году в Высокий суд Лондона против владельца O1 Group Бориса Минца и его сыновей Дмитрия, Александра и Игоря. Ими стали бывшие совладельцы «Открытия» и Бинбанка Вадим Беляев и Микаил Шишханов, а также экс-глава «Открытия» Евгений Данкевич. Английскому суду на прошлой неделе было представлено дополненное исковое заявление.

О том, что в иске к Минцам фигурируют новые ответчики — Беляев, Шишханов и Данкевич, написал британский юридический портал Law360. Издание сообщило, что судья разрешил «Трасту» включить в иск о мошенничестве новые обвинения против бывших топ-менеджеров банка «Открытие» и Рост Банка (входил в группу Бинбанка, в ходе санации присоединен к «Трасту»). Как следует из текста иска, претензии к Беляеву и Шишханову связаны с покупкой «Открытием» и Рост Банком облигаций группы Бориса Минца на $850 млн. Кроме того, «Траст» сообщил о сделках c кипрской структурой O1 Group, на которых Рост Банк потерял более $100 млн.

Сделки были осуществлены незадолго до того, как банки перешли в собственность государства: ЦБ забрал «Открытие» на санацию в конце августа 2017 года, а Бинбанк вместе с Рост Банком — в сентябре.

Семья Минцев претензии отвергает и готовится представить свою позицию британскому суду. Защита Данкевича назвала инкриминируемые сделки прозрачными и юридически корректными. Микаил Шишханов отказался от комментариев. Адвокат Вадима Беляева, представляющий его интересы в российских судах, не смог ответить на вопросы РБК.

Суть спорных сделок с группой Минца

Облигации «О1 Груп Финанс» банк «Открытие» (на $500 млн) и Рост Банк (на $350 млн) купили в августе 2017 года. O1 Group имела кредиты на сопоставимые суммы в обоих банках: по долгу перед «Открытием» группа заложила акции O1 Group Properties (владела недвижимостью класса А в Москве), по долгу перед Рост Банком — акции НПФ «Будущее» и бизнес-центра в Москве (улица Машкова, 13). После продажи облигаций специально созданная для реализации схемы компания, объясняют в госбанках, ссудила деньги материнской структуре, а та погасила кредиты, высвободив залоги. Облигации, по мнению истцов, были выпущены на нерыночных условиях, например, первая купонная выплата была назначена на 2032 год.


Внимание госбанков привлекла еще одна сделка группы Бориса Минца, следует из материалов суда. В 2016 году банк «Открытие» заключил серию сделок РЕПО с кипрскими компаниями Rebusia и Adagu, ссудив $70 млн последней. Сделки были обеспечены облигациями компании «Финстандарт», которые были гарантированы O1 Group. Как отмечается в иске, вырученные от продажи облигаций «О1 Груп Финанс» деньги О1 Group направила на закрытие сделок РЕПО.

Как считают истцы, на момент совершения сделок финансовое положение O1 Group было ненадежным, зависимым от «хрупкого банковского сектора», в частности «московского банковского кольца», куда входили «Открытие», Бинбанк, Промсвязьбанк и Московский кредитный банк. Группа была сильно закредитована, выполнение ее долгосрочных обязательств зависело от рефинансирования. В 2017 году O1 Group вела переговоры о продаже 51% O1 Properties китайской Vanke и залоги компании в «Открытии» блокировали сделку, сообщил «Траст» в иске.

Роль экс-совладельцев санированных банков

По версии истцов, Шишханов, Беляев и Данкевич знали, что бонды O1 Group стоят лишь малую часть от номинала, финансовое положение группы Бориса Минца было сомнительным, а появление у компании свободных денежных средств — маловероятным. Все трое состояли в правлении своих банков и сделали возможным участие «Открытия» и Рост Банка в покупке облигаций, «не действуя в их интересах», пишут истцы в дополнениях к иску.

Будущие сделки с облигациями O1, как следует из претензий госбанков, Борис и Дмитрий Минцы обсуждали с Беляевым в Ницце в июле 2017 года, а последний затем поручил Михаилу Назарычеву, члену правления «Открытие Холдинга» (холдинг контролировал одноименный банк), обсудить сделку с Александром Минцем.

Данкевич, по сведениям истцов, обсуждал параметры сделки с Дмитрием Минцем и лично одобрил покупку облигаций «O1 Груп Финанс», несмотря на уведомление от комитета «Открытия» по финансовым рынкам, что такая сделка не поддерживается. В августе Беляев подписал оффер со стороны «Открытие Холдинга», в соответствии с которым тот обязался выкупить бонды с баланса банка по цене, близкой к номиналу. Банк мог предъявить бонды к покупке только 21 декабря 2017 года. Оба банкира, как считают в «Трасте», знали, что оффер не имел материальной ценности, потому что «Открытие Холдинг» никогда не смог бы его исполнить.

Уже в середине — конце июля 2017 года, как сказано в иске, Беляев обсуждал проблемы банка «Открытие» с представителями Центрального банка, Шишхановым и Данкевичем. Операции «Открытие Холдинга» были завязаны на банке, а его долг перед «Открытием» превышал $6 млрд. 8 августа того же года Беляев в роли главы «Открытие Холдинга», а также Данкевич и Рубен Аганбегян, возглавлявший тогда наблюдательный совет «Открытия», обратились в ЦБ с просьбой предоставить поддержку ликвидностью на 180 млрд руб., сказано в иске «Траста» и «Открытия». Об ответе Банка России в документе не сообщается.

В истории же с покупкой облигаций Рост Банком переговоры с Минцами вели топ-менеджеры банка, а Шишханов одобрил покупку пакета Рост Банком на заседании совета директоров, проведенном заочно, утверждается в иске.

Новые претензии

В споре в Высоком суде Лондона появились и новые претензии к серии сделок с кипрской Stratola, аффилированной с O1 Group. Рост Банк за два дня до начала своей санации, 19 сентября 2017 года, перечислил в пользу Stratola облигации Whale Finance Ltd, «Финстандарта» и «Финстоун», оцениваемые в 3,9 млрд руб., и $70 млн, следует из иска госбанков. Чтобы получить эти бумаги, Stratola могла до 20 декабря 2017 года оплатить их стоимость или перевести в обмен облигации одной из 28 компаний, перечисленных в соглашении сторон, включая «О1 Груп Финанс». Точные параметры облигаций в соглашении не описывались.

За день до своей санации, 20 сентября, Рост Банк изменил условия по кредиту на $40 млн, который был выдан Stratola в 2015 году: дату погашения перенесли с 29 сентября на 20 декабря 2017 года, кредит был конвертирован в рубли, и, наконец, Stratola получила право отказаться от уплаты процентов и долга, перечислив в обмен облигации, описывается схема в иске.

Ни одно из своих обязательств Stratola не выполнила, 12 ноября 2018 года кипрский суд запустил процедуру ликвидации компании. По мнению истцов, Шишханов одобрил проведение сделки, несмотря на негативное экспертное заключение департамента риск-менеджмента Бинбанка и то, что кредитный комитет Рост Банка оценил положение Stratola как плачевное. Со стороны O1 Group проведение сделки контролировалось сыновьями Бориса Минца Александром и Дмитрием, пишут «Траст» и «Открытие» в иске.

Истцы также утверждают, что обнаружили оформленные задним числом письма, которые «должны были ввести в заблуждение тех, кто мог бы заниматься расследованием проведения транзакций со Stratola, включая и Центральный банк». Такие письма должны были создать впечатление, что Stratola была независимой сущностью, действовала в коммерческих интересах и имела средства для погашения долга.

С появлением новых ответчиков изменились и требования: теперь юристы истцов пишут, что требуют возмещения не только от Бориса Минца и его сыновей, но также и от Беляева, Шишханова и Данкевича. Возмещение можно рассчитать как сумму, уплаченную банками за облигации O1, за вычетом их реальной стоимости, говорится в иске, но точная сумма там не указана. Высокий суд Лондона летом 2019 года заморозил активы семьи Бориса Минца в пределах $572 млн.

Дополнительно, считают истцы, Шишханов и Дмитрий и Александр Минцы действовали противозаконно и нанесли ущерб Рост Банку, проводя сделки со Stratola. С них требуют возмещения номинала облигаций и тела кредита, обязательства по которым не исполнила кипрская компания.

Фигуранты сделок

Рост Банк передавал Stratola облигации, так или иначе связанные с группой Бориса Минца (покинул Россию в 2018 году). Whale Finance принадлежит Денису Китаеву, совладельцу застройщика элитного жилья Vesper, отмечали «Ведомости». O1 Group вышла из капитала этого застройщика в 2015 году. Компания «Финстандарт» выпускала бонды для финансирования активов группы Минца — до 2018 года O1 Group была ее совладельцем. Покупателем облигаций «Финстандарта» был пенсионный фонд Минца «Будущее». Он вкладывался и в облигации компании «Финстоун», ее владельцем является кипрская Blunstone, бенефициары которой не известны.

Позиция ответчиков

Семья Бориса Минца категорически отрицает новые обвинения и в надлежащее время представит свои возражения в Высоком суде, сообщил РБК ее представитель. «Учитывая, что новые обвинения касаются сделки, которая была заключена почти три года назад, в сентябре 2017 года, удивительно, что обвинения были предъявлены только сейчас», — заметил он, добавив, что семья Минцев продолжит решительно отстаивать свою позицию в Высоком суде, и напомнив о существенных встречных претензиях по возмещению ущерба, предъявленных Борисом Минцем в ноябре 2019 года.

Борис Минц в ответ на иск заявил, что ЦБ и подконтрольные ему «Открытие» и «Траст» развернули против него кампанию, результатом которой стала потеря группой O1 контроля над O1 Properties и НПФ «Будущее». Кампания, считает Минц, была вызвана личной неприязнью к нему, возникшей в ответ на критику политики Центробанка. Свои потери от действий регулятора и санированных банков он оценил в сумму до $1 млрд.

Адвокат Данкевича Кирилл Бельский дал РБК следующий комментарий: «Основываясь на данных, которыми мы оперируем в российских делах в отношении нашего клиента, можно с уверенностью утверждать, что сделка с облигациями «О1 Груп Финанс» была прозрачной и юридически корректной — структура и сущность сделки не отличались от аналогичных сделок любого крупного банка». По его словам, «вызывает удивление легкость, с которой истцы квалифицируют одни и те же действия как преступные в рамках российского уголовного процесса и как гражданско-правовой спор в британском суде». «Заявлением подобного иска фактически легитимизируется гражданско-правовая, а не уголовная природа претензий», — считает адвокат. Против Бориса, Дмитрия и Александра Минцев, а также против Евгения Данкевича в России возбуждено уголовное дело о растрате (ст. 160 УК) из-за сделок с облигациями «О1 Груп Финанс».

Оцените статью
Liveq - Новости из мира бизнеса и маркетинга
Добавить комментарий